«Я решил послать Бондарчука куда подальше, но сделать это красиво»: почему Олег Стриженов отказался играть князя Болконского

Съемки масштабного фильма «Война и мир» проходили в атмосфере бесконечных интриг и скандалов. Один из самых громких конфликтов произошел осенью 1962-го, когда был намечен старт съемочного процесса. Тогда творческую элиту поразила новость об Олеге Стриженове, который был утвержден на роль Андрея Болконского и в самый последний момент отказался играть.

Съемки масштабного фильма «Война и мир» проходили в атмосфере бесконечных интриг и скандалов. Один из самых громких конфликтов произошел осенью 1962-го, когда был намечен старт съемочного процесса.

Все началось во время проведения проб на роль князя. Олег Александрович находился в отличных отношениях с Сергеем Бондарчуком и не мог понять, почему тот не пригласил его первым? Вместо этого постановщик практически целый год просматривал кандидатов и под конец сделал очевидное — пригласил Стриженова на роль Болконского.

— «Узнав о проведении проб я посчитал себя униженным. В течение года он искал артиста и не мог сказать слова. За год попробовал всех кого возможно, словно меня не существует. Даже соседи с удивлением спрашивали: «А вас разве не пригласили?». В тот момент я по-настоящему разозлился… А тут звонит Бондарчук со словами: «Зайди, ты нужен». — «Болконского нет?» — «Все верно» — «Хорошо, зайду», — ответил ему».

— «Я принял решение послать Сергея куда подальше, но сделать это красивым образом. В студии мы провели совместную пробу, а уже вечером я поехал в Киев, куда пришла телеграмма: «Вы утверждены на роль Андрея Болконского». Совсем скоро мое фото в образе князя было опубликовано в газете. По возвращению в Москву я связался с Бондарчуком и заявил: — ни в этом, ни в любом другом твоем фильме сниматься не буду!».

Стриженов в образе князя, фото из «Советского экрана»

Свой отказ Стриженов мотивировал желанием работать во МХАТе. Съемки столь масштабной картины могли растянуться за годы, что в свою очередь не позволило бы в полной мере отдавать себя сцене. В итоге Бондарчук отказ не принял и обратился к зампреду Баскакову, но столь радикальная мера не принесла результата. — «Ну, не с милицией же его заставлять играть», — разводя руками ответил зампред.

А вот кто действительно мог «заставить», так это министр культуры Екатерина Фурцева, лично курирующая создание эпопеи. По приезду из командировки она позвонила Стриженову, а тот взял трубку и выпалил: — «Пошла бы ты куда подальше!». Екатерина Алексеевна предположила, что артист ее с кем-то спутал и сделала повторный звонок. На этот раз на той стороне провода послышались извинения, плавно перетекшие в забавный диалог:

— «Олег, я хочу вас увидеть»

— «Когда?»

— «Прямо сейчас, мы вас ждем»

— «А который час?»

— «Полдень», — ответила министр.

Буквально через секунду актера понесло:

— «Хорошо, сейчас я встану… Сделаю все утренние дела… Короче говоря, через пару часов буду…»

«Звезда пленительного счастья»

«Звезда пленительного счастья»

Разумеется, Стриженов появился на проходной Министерства культуры гораздо раньше. Тем временем в кабинете Фурцевой собрались кажется все, включая заместителей и членов съемочной группы «Войны и мира». Предстоял серьезный и томительный разговор, но Олег Александрович решил пойти до конца. На все доводы и уговоры Фурцевой он отвечал смело, местами едко.

Вячеслав Тихонов в роли Андрея Болконского

Вячеслав Тихонов в роли Андрея Болконского

По итогу разговора Стриженов встал, попрощался с присутствующими и гордо вышел из кабинета, отстояв свою позицию. За время, пока велись съемки эпопеи он успел влиться в труппу МХАТа и сыграть в трех картинах, которые по размаху сильно уступали проекту Бондарчука. Ну а роль благородного князя отошла Вячеславу Тихонову, который в этом образе смотрелся превосходно.