Широкорожая

«Ох и страшна», — шептались за спиной. При этом, когда 15-летняя фрейлина смотрелась в зеркало, она видела вполне симпатичное лицо. Ну, скулы широковаты…

Юная Лизавета не могла понять, что основной причиной всех обзывательств было то, что она играла в солдатики с 26-летним наследником престола. Молодая супруга цесаревича простить ей такую вольность никак не могла.

Единственным человеком при дворе, кто считал ее изумительно-красивой, был наследник — и Лизе этого было вполне достаточно. Когда игры в солдатики на полу заканчивались, пара перемещалась под балдахин, где начиналась совсем иная игра.

Вскоре об этом узнала жена цесаревича, и у бедняжки-Лизы появилось новое обидное прозвище…

В иллюстративных целях.

Елизавета Воронцова родилась 13 августа 1739 года. Отцом девочки был генерал-аншеф, действительный камергер и сенатор граф Роман Илларионович Воронцов. Мать, Марфа Ивановна Сурмина, происходила из богатой купеческой семьи.

Елизавета была вторым ребенком своих родителей: в 1737 году Марфа Ивановна родила мужу дочь Марию. До 1744 года у Воронцовых появилось еще трое детей — Александр, Екатерина и Семен.

В 1745 году Марфа Ивановна заболела тифом и скончалась в возрасте 26 лет. Пятеро детей, в том числе, годовалый младенец Семен, остались без матери. Лизе на тот момент едва исполнилось 6 лет.

Смерть супруги самым негативным образом отразилась на характере Романа Илларионовича. Он совершенно забросил домашние дела, перестал интересоваться детьми.

Вскоре на бедственное положение семьи Воронцовых обратила внимание императрица Елизавета Петровна. Старшие девочки Мария и Елизавета были взяты ко двору, сыновей отправили к их деду, престарелому графу Воронцову, а младшая Екатерина стала воспитанницей ее дяди Михаила Воронцова, у которого была дочь примерно такого же возраста.

Роман Илларионович, разбросав детей по городам и весям, стал жить с некой англичанкой Елизаветой Брокет, родившей ему двух сыновей, получивших вымышленную фамилию Ранцовы. Отпрысков от Брокет граф любил всем сердцем и, как сказал современник, «они пользовались особенною нежностью своего родителя, так что на них уходило его состояние».

Роман Илларионович Воронцов.

Роман Илларионович Воронцов.

В 1749 году императрица определила 10-летнюю Лизу в придворный штат 20-летней великой княгини Екатерины Алексеевны, супруги наследника престола Петра Федоровича. Будущая государыня Екатерина II так описала свою юную фрейлину:

Очень некрасивый, крайне нечистоплотный ребёнок с оливковым цветом кожи, а после перенесённой оспы, стала ещё некрасивее, потому что черты её совершенно обезобразились и всё лицо покрылось не оспинами, а рубцами.

Екатерина Алексеевна как чувствовала, что эта некрасивая девочка с оливковым цветом кожи и рубцами на лице вскоре уведет у нее мужа…

Лиза Воронцова росла во дворце в весьма фривольной атмосфере, постоянно наблюдая за «игрищами» великой княгини Екатерины, великого князя Петра, их многочисленных придворных. Девочку практически не обучали ни наукам, ни каким-то премудростям, и она жадно впитывала лишь то, что ее окружало, а именно, великосветскую распущенность.

Несмотря на то, что при дворе над Лизой откровенно потешались и обзывали ее «широкорожей», в возрасте 15 лет юная фрейлина смогла обратить на себя внимание самого наследника — Петра Федоровича, которого при рождении звали Карлом Петером Ульрихом.

Удивительно, но цесаревич, который и по крови, и по своим убеждениям был немцем, да к тому же женатым на немке-Екатерине (Софии Августе Фредерике Ангальт-Цербстской), влюбился в русскую барышню, дочку купчихи Марфы Сурминой.

При этом, свою жену Петр ненавидел всей душой, а та в полной мере отвечала ему взаимностью.

Анна Розина де Гаск "Пётр III с Екатериной II".

Анна Розина де Гаск «Пётр III с Екатериной II».

В своих знаменитых «Записках» Екатерина Алексеевна, уже ставшая императрицей, рассказывала, что Петр Федорович имел весьма странные вкусы: цесаревича «тянуло» на всевозможные уродства. Именно поэтому, по мнению Екатерины, наследник и изменил ей с «широкорожей» Лизой Воронцовой.

Свою юную протеже Петр называл как какую-нибудь старушку из народа — «Романовна».

При дворе выбор цесаревича вызвал немалое удивление. По мнению большинства, сделав метрессой «Романовну», наследник «выказал очень прискорбный вкус».

Изумлены были и за границей. Вот что писал о Елизавете посол Франции в России Жан-Луи Фавье:

Безобразие Воронцовой было невыразимо и не искупалось ни хорошим сложением, ни белизной кожи. Она была не лишена ума и при случае, смогла бы воспользоваться своим положением, если бы на то представилась хоть малейшая возможность.

Алексей Антропов "Елизавета Воронцова".

Алексей Антропов «Елизавета Воронцова».

Петр Федорович, который в свои 26 лет был сущим ребенком, обожал играть со слугами в солдатики. Девица «Романовна» — неуклюжий, веселый и добродушный ребенок — полностью соответствовала его представлениям о дружбе и любви. В отличие от великой княгини Екатерины Алексеевны, Лизе от Петра не нужны были ни дорогие подарки, ни награды, ни власть.

Воронцова искренне и с большим весельем участвовала в играх Петра, и была едва ли не единственным человеком при дворе, которая понимала и разделяла его детские причуды.

Умная, властная, образованная, серьезная и жестокая Екатерина пугала наследника. Рядом с женой Петр чувствовал себя крайне некомфортно, и после тяжелых разговоров с супругой подолгу плакал в объятиях доброй и ласковой Елизаветы.

Екатерина прекрасно знала о романе великого князя с фрейлиной, но никоим образом не стремилась пресечь эти отношения. Дальновидная будущая государыня понимала: увлечение «широкорожей» окончательно уничтожает и без того ничтожную репутацию Петра, а значит, Воронцова невольно льет воду на ее, Екатерины, мельницу.

Не видела ничего страшного в романе Петра с «Лизкой» и императрица Елизавета Петровна, называвшая Воронцову «госпожа Помпадур».

5 января 1762 года Елизавета Петровна скончалась в Петербурге в возрасте 52 лет. Новым Императором и Самодержцем Всероссийским стал 33-летний Петр Федорович, принявший тронное имя Петра III.

А. Антропов "Император Петр III".

А. Антропов «Император Петр III».

Едва вступив на престол, Петр III объявил 23-летнюю графиню Елизавету Романовну Воронцову своей официальной фавориткой.

Как писал современник, один из первых русских агрономов Андрей Тимофеевич Болотов, Петр почти все время проводил с «Лизкой» и «не скрывал ни перед кем непомерной любви к ней». Все это при живой и здравствующей супруге, императрице Екатерине Алексеевне, которую государь называл «запасная мадам».

Государевы милости посыпались на «госпожу Помпадур» как из рога изобилия. Император сделал барышню камер-фрейлиной, подарил ей шикарные апартаменты в Зимнем дворце неподалеку от своей опочивальни. 9 июня 1762 года Елизавета Воронцова получила вторую по значимости награду империи — Орден Святой Великомученицы Екатерины, которым награждали великих княгинь.

Не обделил Пётр любимую и в материальном плане. Воронцова получила из казны 5 тысяч империалов на уплату ее многочисленных долгов, также ей было выделено золота и драгоценностей на 50 тысяч рублей.

Между тем, Елизавета, получив столь огромное влияние на государя, стала вести себя высокомерно по отношению к императрице, ведь Екатерина Алексеевна была помехой на пути Петра Федоровича и фрейлины к счастью. Послы иностранных государств дружно сообщали своим правителям, что русский царь готовится заключить супругу в монастырь, и сделать своей женою графиню Воронцову.

Возможно, так бы оно и вышло, если бы не ум, прозорливость и храбрость Екатерины Алексеевны. Помогла 33-летней императрице и ее красота, позволившая сделать своими фаворитами многих влиятельных людей империи.

Луи Каравак "Екатерина после приезда в Россию".

Луи Каравак «Екатерина после приезда в Россию».

Ранним утром 28 июня 1762 года братья Алексей и Григорий Орловы тайно перевезли Екатерину из Петергофа в Петербург, где императрице присягнули на верность гвардейские части. Узнав о переходе военных на сторону жены, Петр III отрекся от престола, после чего был взят под стражу. Вот как описывал дальнейшие события историк А.В. Гаврюшкин:

Где-то достали вино, и началась всеобщая попойка. Разгулявшаяся гвардия явно собиралась учинить над своим бывшим императором расправу. Граф Никита Панин насилу собрал батальон надёжных солдат, чтобы окружить павильон. На Петра III было тяжело смотреть. Он сидел бессильный и безвольный, постоянно плакал. Улучив минуту, бросился к Панину и, ловя руку для поцелуя, зашептал: «Об одном прошу — оставьте Лизавету Воронцову со мной, именем Господа Милосердного заклинаю!».

Разумеется, никакую Лизавету с Петром не оставили. Гвардейцы под командованием Алексея Орлова вывезли низложенного императора из Петербурга в его дворец в Ропше. Здесь Петру Федоровичу было суждено прожить чуть больше недели. 6 июля 1762 года бывший самодержец погиб при невыясненных обстоятельствах.

Официальное следствие называло причиной смерти «геморроидальные колики» из-за неумеренного употребления горячительных напитков. В народе же были уверены, что Петра Федоровича убил Алексей Орлов. Не сомневались в насильственной гибели государя и за границей.

Французская гравюра, посвященное убийству Петра III.

Французская гравюра, посвященное убийству Петра III.

Но что же Лизавета? Графиня, только что жившая во дворце и купавшаяся в роскоши, была взята под стражу. Арестовал Воронцову все тот же Никита Панин. Фрейлина бросилась перед графом на колени, и, также как и ее возлюбленный, целовала Панину руки, умоляя не лишать ее жизни и позволить воссоединиться с Петром Федоровичем.

По приказу Екатерины метрессу низложенного императора отправили в подмосковное имение ее отца. Перед этим Лизавету лишили звания камер-фрейлины, у нее был отобран орден Святой Екатерины.

Отцу фрейлины, графу Роману Илларионовичу Воронцову, Ее Императорское Величество написала следующее:

«Чтобы она уже ни с кем дела не имела и жила в тишине, не подавая людям много причин о себе говорить».

Приказ государыни был исполнен. Елизавета не стремилась ко двору, не появлялась в Петербурге, нигде не рассказывала о своем романе с императором. 18 сентября 1765 года в подмосковном Коньково она тихо вышла замуж за статского советника А.И. Полянского, а через год родила супругу дочь Анну.

Мало-помалу злость Екатерины II на «широкорожую» соперницу прошла, и императрица разрешила Елизавете перебраться с семьей в Петербург.

В 1774 году 35-летняя Елизавета родила сына Александра. Екатерина II к тому моменту настолько сменила гнев на милость, что стала мальчику крестной матерью.

В 1776 году императрица выделила Воронцовой 45 тысяч рублей для уплаты долгов. Несмотря на расположение Екатерины, графиня предпочитала как можно реже показываться при дворе, большую часть времени посвящая воспитанию детей.

Елизавета Романовна Воронцова.

Елизавета Романовна Воронцова.

В 1782 году 15-летнняя Анна Полянская, дочка Елизаветы Романовны, была принята во фрейлины и, по просьбе матери, императрица дала девушке шифр.

2 февраля 1792 года графиня Воронцова сильно простудилась и умерла в возрасте 52 лет. Ее дочь Анна удачно вышла замуж за барона Вильгельма д’Оггера, нидерландского посла в Петербурге, почти всю жизнь прожила за границей. Сын Александр, крестник Екатерины II, построил блестящую карьеру при дворе и в 1817 году, уже при Александре I, стал сенатором.

Так сложилась судьба женщины, которая стала другом одинокому и растерянному наследнику престола, и едва не поплатилась за это жизнью.