Самолёты «Аэрокобра»- почему их не любили пилоты США и Британии, но очень ценили советские асы?

В январе 43-го 16-й гвардейский авиаполк, в котором служил Александр Покрышкин, выехал в Иран – получать новую технику. На фронт гвардейцы вернулись в начале апреля, на истребителях Р-39 «Аэрокобра». В первый же вылет на новой машине, 8 апреля 1943 г., Покрышкин сбил «Мессершмитт», а на следующий день смог подтвердить ещё 2 из семи сбитых им самолётов.

Его однополчанин Григорий Речкалов за первые 2 недели боёв на «Аэрокобре» сбил 19 самолётов противника, причём в трёх боевых вылетах он сбил по два самолёта, а в одном – три. Третий по результативности советский ас Николай Гулаев тоже воевал на «Аэрокобре».

В одном из боёв он, возглавляя группу из шести истребителей P-39, атаковал 27 бомбардировщиков противника, которых сопровождали 8 истребителей. За четыре минуты боя советские лётчики сбили 11 самолётов люфтваффе, 5 из них Гулаев сбил лично.

«Аэрокобра» Покрышкина. Рисунок с фотографии.

«Аэрокобра» Покрышкина. Рисунок с фотографии.

Некоторые странные люди говорят в связи с этим: вот, большинство советских асов добились впечатляющих результатов благодаря передовой американской технике. Разумеется, всё не так просто. К примеру, ас из асов Иван Кожедуб летал исключительно на советских самолётах.

Главное – не железо, а люди. «Аэрокобра» не была каким-то «сверх-оружием», превосходившим советские истребители. Советские лётчики эту машину любили, а вот американские, британские и французские – нет. Из-за чего – я расскажу далее.

Смелый эксперимент авиапрома США

«Аэрокобра» необычна тем, что этот истребитель строили, можно сказать, «вокруг пушки». Главный конструктор фирмы Bell Aircraft Лоуренс Вудс, впечатленный результативностью 37 мм авиапушки М4, решил поставить её на маневренный истребитель-перехватчик.

Мощное вооружение потребовало нестандартных решений в конструкции. Это выразилось в необычном расположении двигателя: в средней части фюзеляжа, а не спереди. Там, чётко по оси самолета, установили пушку М4.

Покрышкин с боевыми товарищами. Фото в свободном доступе.

Покрышкин с боевыми товарищами. Фото в свободном доступе.

Тягу от 12-ти цилиндрового авиамотора Allison к пропеллеру пришлось обеспечить 3-метровым карданным валом, который проходил внизу, прямо под ногами пилота.

Среднемоторный P-39 оказался очень маневренным: он быстрее, чем переднемоторный самолёт, реагировал на команды лётчика. Компактный нос серьёзно улучшал и обзорность из кабины, жизненно важную в воздушном бою.

В кабину лётчик попадал через автомобильную дверь, а не через сдвижной фонарь, как в обычных самолётах. Шасси было трёхстоечным, позволявшим без проблем взлетать с полевых аэродромов со сложной и (или) сырой «взлёткой».

Но были у смелой новаторской конструкции и недостатки. «Аэрокобра» была маневренным самолётом только в опытных и умелых руках. Ошибок и дилетантского отношения она не прощала. Самолёт легко сваливался в плоский штопор. Особенно после расходования всех снарядов, которое смещало центровку назад. Высоты для вывода далеко не всегда хватало.

За эту капризность и требовательность в управлении «Аэрокобру» и не любили на Западе, фактически забраковав её в итоге как небезопасный самолёт и отдав СССР. А советские асы к «Аэрокобре» приспособились, и сделали «змеюку» настоящей грозой люфтваффе.

Сборка «Аэрокобр» на заводе в Ниагара-Фоллс. Фото в свободном доступе.

Сборка «Аэрокобр» на заводе в Ниагара-Фоллс. Фото в свободном доступе.

Как дрались на «Аэрокобрах»

Боезапас пушки М4 составлял всего 30 снарядов. Но одного попадания во вражеский истребитель оказывалось достаточно для его ликвидации. Бомбардировщику хватало 2-3 попаданий. Немцы на «Фокке-Вульф-190» смело заходили в лобовую атаку, уверенные в защите спереди своим звездообразным мотором. Но американская пушка М-4 преподносила им неприятный сюрприз: с одного попадания прошивала этот двигатель насквозь.

Могучее вооружение Р-39 советским лётчикам понравилось настолько, что они даже практиковали снятие 2-х подкрыльевых пулемётов и использование одной пушки. Это уменьшало вес истребителя и ещё более улучшало его маневренность.

По воспоминаниям ветеранов ВВС, после советских истребителей они долго не могли привыкнуть к тому, что кабина не нагревается в процессе полета от стоящего впереди двигателя. Зимой это было плюсом, но летом – превращало кабину в баню, в которой, обливаясь потом и испытывая перегрузки, надо было ещё сбивать противника и уворачиваться от ударов самому.

«Аэрокобра» на полевом аэродроме. Фото в свободном доступе.

«Аэрокобра» на полевом аэродроме. Фото в свободном доступе.

Отдельное спасибо советские асы говорили «Аэрокобре» за живучесть: на базу благополучно возвращались даже на изрешеченном, с оторванными кусками обшивки истребителе. Поэтому на нём уверенно атаковали даже численно превосходящего противника.

В целом, на «Аэрокобрах» воевали 11 из 27 лётчиков-истребителей дважды Героев Советского Союза.


Вопрос к читателям:

Как Вы считаете, насколько эффективны были «Аэрокобры» ?

Источник: