Главная опасность для любого государства — неверующие…

Главная опасность для любого государства — неверующие…

Посоветовали остроумные Читатели под одной атеистической статьёй: по всем правилам приличия (строго по Карнеги) ваш покорный слуга не должен кое о чём писать. Поскольку внимательные к чужим чувствам люди (мастера бесконфликтного общения) категорически не должны касаться вопросов: интима, политики и религии. Вдруг там речь зайдёт о сакральном понятии «Вера» — основе основ всякой любви, политической пропаганды и церкви (конец цитаты).

Глубоко копнули, благодарю. Действительно, вера есть убеждённость без доказательств, повелевает поведением человеком не в рациональной, а в эмоциональной сфере. Через хлипкую перегородку соседствуя с… сексом, скорее всего.

Здесь разверзается глубочайшая пропасть между материалистами и верующими, становятся бесплодны любые диспуты и споры на тему «есть ли Бог?» (позвольте мелкий подхалимаж в написании слова с большой буквы, а вдруг зачтётся, ага). С таким же успехом можно рассыпать бисером аргументы влюблённому по уши подростку, пытаясь доказать — любви нет.

Так же бесполезно спорить с адептом, который заявляет: я дошёл до любви к богу… собственным умом. Это вообще опасная штука, поскольку Вера пустила корни в чувствах головы, там обосновавшись без всякого участия интеллекта. Ещё одно умственное усилие и… недалёк час, когда женщина начнёт признаваться в страстной любви к Христу, а мужчина — к Деве Марии, начиная «что-то чувствовать», наблюдать небесных порхающих созданий.

Заболевание по гендерному признаку, хорошо знакомое психиатрам в результате лечения умственных эпидемий в среде монахов и монашек, которые таким образом реализуют инстинкт продолжения рода. Столь же легко эскулапы расшифровали ещё в конце XIX века смысл вечной триады: «вера-надежда-любовь». Получилось следующее:

  • страстно верю своему лидеру (небесному заступнику, королю, президенту и фюреру);
  • страстно рассчитываю на его помощь и поддержку;
  • обожаю до последней крайности.

Разочарование в данной триаде — обычный и внезапный конец чувства. Страшное потрясение, когда с глаз спадает розовая пелена, бывший кумир предстает во всей реальности собственного безобразия. Начинается плач и вопли: «любила-кормила, а он бросил меня с ребёнком!», «Не понимаю как, но поверил Гитлеру, а он…», «верил в бога… а тут такая личная трагедия» и так далее.

(Иллюстрация из открытых источников)

(Иллюстрация из открытых источников)

Что это значит с точки зрения медицины? Всего-то разочарование при некритичном злоупотреблении доверием со стороны лидера. С одновременным злостным нарушением ранее взятых на себя обязательств (не сохранил семью, не создал общественного блага, не спас от рака или страшной аварии). Называется явление «кризисом доверия».

Обратили внимание, что истинная свободная и духовная Вера возможна только в сытых, довольных и стабильных странах? Где власть лидера (и Бога) не подвергается ежедневным испытаниям на прочность. Совсем другая обстановка в смутных, мятежных, неустойчивых государствах, где видимость истинной Веры насаждается кнутом и всякого рода инквизициями, порождая страшное лицемерие.

Стоит только ослабить административно-репрессивный нажим… примите-распишитесь. Боги и царьки, как символы верховного господина, — катятся к пьедесталам кувырком, теряя позолоту и былой авторитет. Начинаются времена первобытных суеверий, часто приводящие к полному безбожию, даже вполне понятному крену в откровенный сатанизм. А раз Князь Тьмы тут правит бал, почему ему не вознести благодарность? На фоне пиров во время чумы и гибели людей за презренный металл…

Тут же начинается сопротивление хаосу. Лихорадочная истерика, вбивание Скреп, поиск «духовных путей» возрождения… обязательное возвращение к традициям старины суровой. Это не только про Россию сказ, все евразийские страны через это прошли с середины XIX века. Только никогда общество не откликалось сразу.

Особенно на гневные проповеди и стенания: немедленно уверовать в замшелую, один раз дискредитировавшую Благую Весть. Царство Тьмы всегда собирало свою мзду до медного последнего копья, погружая народы в протестантизм, нацизм, марксизм-ленинизм, саентологию, лабиринты «подсознания» фрейдизма, уродливый джихад.

Люди свято верили в «энергетических вампиров», мировые заговоры и масонов, «чёрные зоны и НЛО», древних духов или в свободу самоопределения личности, миры «равных возможностей». Это становилось заместителем Веры. Но со скрипом шли реформы, заканчивались войны, устаканивались социальные и экономические проблемы. И вот… бинго! Опять отдохнувшие и улыбчивые люди начинали тянуться в стоящие рядом храмы, церквухи, мечети, безо всяких понуканий уверовав в прежнюю уютную Благую Весть.

(Иллюстрация из открытых источников)

(Иллюстрация из открытых источников)

Это цикличный процесс, неизбежность которого никак не осознают профессионалы, получающие зарплаты «от Бога» жрецы. Стоит наступить кассовому разрыву… начинают устраивать безобразные истерики, никак не желая смириться с временной потерей доходов. Никогда не могли. Едва жёсткая система религиозных тюрем для заточения чувств и мыслей начинала шататься, наружу выползали жуткие химеры типа «Режьте всех, Бог отберёт своих».

Ни слова о спасение истинно верующих, лишь забота о полноте церковной казны, прямом влиянии и власти, которая прямо пропорциональна количеству голов в стаде. Попутно выпалывались поклонники суеверий, отступники и еретики, сжигались на кострах рядышком, в тюрьмы и ссылки отправлялись общими партиями. А что от них требовали?

Это любопытное историческое явление, появилось на самой заре человеческой цивилизации. Читаем «Авесту», древнейший памятник конфессиональной литературы, Книга Книг первой религии Откровения. Первая глава…

«Пятая страна — Нисайа, что между Моуру и Бахди.. бич страны — греховное неверие.. Двенадцатая страна — Рага, охватывающая три области… бич страны — злостное безграничное неверие».

Причиной такого «неверия» само собой стал тёмный владыка Ангра Манью, ставший прообразом Сатаны для всей религиозной мысли человечества. Восстал против сил света — истинного бога Ахура Мазды. Библия не стала маскироваться вообще, упростила «Авесту» до примитива, сообщив в Книге Бытия:

«Аврам поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность».

Вполне понятное утверждение: кто верит на Слово — тот праведник, неверие же — страшный бич. По древним текстам: хуже вечной зимы, злых пери, извращений и болезней. Скажете, это страшная древность, детство человечества? Позвольте… Никакой разницы с современностью не вижу.

Неверие, как и раньше — страшная крамола, кое-где жуть как порицаемый общественный проступок. Конфессии состязаются в приёмах обращений иноверцев, меняя у тех «любовные пристрастия», почитая собственные успехи за великое благо и достижение. Но не знают, что делать с окаянными скептиками, не верящим ни в чох, ни в сон, ни в вороний грай, Плодящимися с каждым новым поколением.

(Иллюстрация из открытых источников)

(Иллюстрация из открытых источников)

Раньше было вольготнее, кинул в костёр или банный сруб… гори, болезный атеист. Легко такое провернуть, когда процент грамотного населения ничтожен, а жён-мужеубийц назначено закапывать живьём. Но наступили просвещённые времена, церковные трибуналы больше костров не разводят, придумав более мягкие и подлые методы борьбы с неверием.

Обзавелись кучей философов и софистов, демагогов и светских проповедников. Православие, кривясь, вытаскивает из чулана даже раскольника Толстого. И граф-землепашец с высоты авторитета заявляет: свежеиспечённый безбожник тотчас бросится резать ближних и пожирать младенцев. Так начинает главенствовать доктрина, в которой человек без царя в голове (и Бога в душе) — заболевает страшной «вседозволенностью».

Более конкретны популярные сектанты. Преисполненный благости, мира и добра, вероучитель кришнаитов Шрила Прабхупада конкретизирует для последователей восточной эзотерики:

«Человек, который не знает Бога или не пытается постичь Его — просто животное».

«Они не желают признать главенство Бога. Они демоничны».

«Асуры — это демоны-атеисты».

Он не одинок, этот столп духовности XX века. Ему вторят даже проклинающие кришнаитов официальные жрецы конкурирующих фирм: атеисты — животные, не ограниченные никакими моральными барьерами, демоны… Хотя казалось бы, что вы привязались к неверующим, кушать мешают что ли? Ан нет, проблема куда глубже. А правильный ответ даст всё тот же Шрила Прабхупада:

«Представитель Бога — это гуру. Он просит вас делать что-то, и если вы исполняете это, он доволен».

Как все осуждают кришнаитов, только пыль столбом! А ведь честны они: сектант-неофит обретает Веру, отдаёт в «общину» всё имущество вплоть до исподнего. Потом в яркой тряпочке отправляется на улицы, громыхая ложкой по тарелке, закатывает глазки, вопит в любовном экстазе: «Харе Кришна».

А тем временем его гуру… нестяжательно вкладывает добытые материальные ценности в недвижимость, не забывая отстегнуть немного на издание новых ярких агиток для привлечения других олухов.

(Иллюстрация из открытых источников)

(Иллюстрация из открытых источников)

Чем отличаются остальные «древние и традиционные»… от этих загнанных в подпол сектантов? Только близостью к власти, которая всегда подопрёт Скрепу в трудные тёмные времена Антихриста и массового неверия. Других отличий нет, всё тот же «принцип пирамиды».

Саентология обстригла до голой шкуры всю Америку и Европу в период общего «неверия» и кризисных процессов. Причём задолго до сатаны Мавроди и МММ, провернувших то же самое с бывшим, потерявшим собственную Веру — СССР. Обычный цикличный процесс. Всё вернулось на круги своя. Как люди успокоились, начали жить сытнее, полюса Веры опять поменялись местами. Социальная психология-с…

Выводы.

Други, не ищите разницу между традиционными конфессиями и любыми новомодными сектами. Они учились в одной академии, читали одинаковые учебники, используют одни принципы, где главный: неверие для любого гуру — хуже чумы. Поэтому, у всех жрецов и «учителей» — одинаковое отношение к атеистам, которых невозможно обобрать, заставить петь псалмы, гимны, молитвы или мантры. Неверующие наглядно показывают: можно жить без всяких богов, быть свободными и счастливыми.

Тем и опасны. Вольнодумцы всегда были смертельной угрозой для любой системы принуждения, эксплуатации, государева контроля. Болтающих о «традициях» политиков во все времена коробило ехидство свободных людей. Тираны впадали в ярость, едва услышав скептическую точку зрения, увидев над морем склонённых голов — высоко поднятую.

Ничего не меняется. Чем ниже уровень образования, вовлечённость в «традиции»… тем выше градус ненависти самцов из времён мракобесного Средневековья. К женщинам, которые готовы заявить о прочих правах, помимо обязательного секса, деторождения, кулинарии и мойки полов. К детям, которые обязаны по гроб жизни «слушаться родителей», не умничать на людях. Из всего этого вырастает другая химера: «Сначала думай о Родине, а потом о себе». Одно и то же, разными словами…

(Иллюстрация из открытых источников)

(Иллюстрация из открытых источников)

Великое благо, когда такое говорят честные люди, а не «гуру» и захребетники тиранов-правителей. Счастье, когда для подобных мудрецов верующий человек — ранимое существо, ищущее истину, утешение и душевную гармонию. Ну… сколько таких припомнить сможете?

Обычная ситуация безжалостной цивилизации: верующий без сомнений — субъект для подавления, обмана, принуждения, готовый по приказу «гуру» совершать самые отвратительные и бесчеловечные поступки, распевая при этом псалмы или государственный гимн, без разницы.

Неверие — это действительно бич из «Авесты». Порождение тёмного владыки Ангра Маньи. Только смените координатную сетку, Неба ради. Лишь неверие способно противостоять системам подавления, лжи и корысти. Неважно, идёт речь о государственной машине или интимной связи наивной девицы с похотливым самцом, сладкоречивым и многоопытным.

Вера — продукт эмоций, а не рассудка. Когда «идеальное общество древних традиций» начинает исправно платить десятину (а то и пятину) в храмы — никогда не наступает Царство Небесное. Напротив, оно послушно бросается в пропасть войн, насилия и мерзости. По приказу неожиданно появившихся «фюреров-гуру» или богоданных царей-президентов.

Не призываю обращаться в атеизм, становиться активным проповедником материализма, нести свет науки в «тёмные массы». Это лишнее. Неверие давно вырвалось из подвалов инквизиций, шаг за шагом разрушает идеалы «древних традиций». Потому что имеет настоящее, истинное название — здравый смысл. Действительно, страшный бич. А с каждым новым поколением его держит в руках всё больше людей.

Источник