Фундаментальные противоречия: какую цивилизацию нам христианство построило…

Фундаментальные противоречия: какую цивилизацию нам христианство построило…

Внимательный Читатель канала уже обреченно вздохнул: опять атеистический опус? Нет. Сегодня будем котлеты от мух отделять, веру от религии. О первой ничего сказать не могу толкового, только смутные подозрения гуманитария. За подробностями прошу к нейро- и эволюционным биологам, их вотчина. А вот религия. Как сказал мудрый Лукреций, это:

«Болезнь, порождённая страхом, источник неисчислимых страданий для человечества».


Но античный мыслитель не назвал некоторых полезных вещей, из неё проистекающих. Например, на заре существования человеческого общества именно религия изобрела календарь. Чтобы жрецы Двуречья и древнего Египта возвысились в своих сакральных знаниях, повергая в мистический ужас стадо. Могли предсказывать затмения и разливы рек. И только. Больше ничего полезного не найти.

Понятие «религия» сегодня используют весьма расплывчато. Учёные протестанты-богословы крайних взглядов считают:

«…это любое серьёзное убеждение личного характера, касающегося нравственных вопросов или природы Вселенной».

Неверный ответ.

Потому как — полностью не историчен. Религия всегда была социальным феноменом. Церкви обязаны своим происхождением сильным личностям, у которых были запредельные индивидуальные убеждения. Тут не спорю. Но после их смерти… Влияние гуру на последующие Церкви становилось нулевым. А возникшие религиозные структуры начинали оказывать огромное воздействие на общество. Как это произошло с учением Иисуса. Изложено в Евангелиях — одно. Как работает этика христиан — совсем другое.

Дело не в самом раскольнике-рэбе. Даже не в спорном вопросе: был такой исторический персонаж или нет. Он вообще за скобками любого строгого анализа. Главенствует в христианстве совсем не Иисус. Именно Церковь. Социальное явление. Где вообще нет места Евангелиям.

Мессия учил: следует отдавать всё, что у вас есть — бедным. Не следует воевать, ходить в церковь, наказывать за прелюбодеяние. Католики, православные, протестанты этому следуют? Не изъявляют ни малейшего желания. Некоторые мыслители-францисканцы пытались проповедовать доктрину апостольской бедности, наивные. Папа столь резко одёрнул энтузиастов, что учение стали считать еретическим.

Как быть с цитатой: «Не судите, да не судимы будете»? Её передернули таким образом, что появилась инквизиция. По тем же чертежам возник Ку-Клукс-Клан.

(Иллюстрация из открытых источников)

(Иллюстрация из открытых источников)

Религия, как социальное явление… вполне применимо даже к странному буддизму. Мудрый Будда был милым, тонким и образованным человеком. На смертном одре смеялся над учениками, уверенными: Учитель бессмертен. Что-то это изменило? Ничего. А буддийские жрецы Тибета на протяжении веков — самые невежественные, в высшей степени жестокие деспоты, мракобесы и тираны.

Нет удивительного в различие между церковью и основателем церкви. Как только появлялась оригинальная и свежая доктрина, в речах определённого яркого человека формулировалась абсолютная истина… Тут же появлялась когорта специалистов-толкователей. Становившихся «ключниками» истины, её охранителями. Неминуемо приобретая господство над последователями идеи.

А говоря просто: обладали достаточной властью, становились кастой и сословием, извлекая из положения прямую материальную выгоду. Всё.

Да бог с ней… с кастой или сословием. Толкователи вырождались в более страшную псевдо-интеллектуальную прослойку. Миссия заключалась в разъяснении «неизменной истины». Пафосно возвещённой раз и навсегда. В совершенной и законченной форме. Это становилось неминуемым врагом всякого умственного и нравственного прогресса. Особенно научного.

Находясь на пике могущества, христианская Церковь заходила столь глубоко во мрак маразма, что даже не верится в некоторые исторические факты. Папа Григорий Великий пишет одному епископу письмо, которое начинается словами:

«Слуха нашего достигло, о чём мы и выговорить не можем без стыда, что ты растолковываешь грамматику кое-кому из своих друзей».

(Иллюстрация из открытых источников)

(Иллюстрация из открытых источников)

Грамматику, Карл… Высшей властью главный «ключник» божественной Истины заставляет епископа бросить это «мерзкое занятие». Неудивительно, почему знание классической латыни возродилось только с наступлением эпохи Ренессанса. Потому, что религия пагубна в умственном плане. И нравственном. Декларируя на словах этический кодекс, целью которого… не является человеческое счастье.

Равенство.

Начнём с гендерного, отношений «мужчина-женщина». Это вообще позор, худшая черта христианской религии. Некоторые демагоги любят из дуроскопа рассказать, как «жизнь во Христе» улучшило положение женщин. Даже не ложь… Грубейшее извращение истории, так переворачивать смыслы не умел даже Геббельс.

Женщины не могут занимать равное положение в таком обществе, стиснуты строжайшим моральным кодексом. Церковники всегда видели в них искусительниц, считали «сосудом греха», провоцирующим несчастных жеребцов на отвратительную похоть. Церковь до сих пор мило улыбается, считая женскую девственность — высшей благодетелью. В которой полезнее всего пребывать до смерти. Но если очень хочется… так и быть, выходи замуж. «Лучше вступить в брак, нежели разжигаться». Убойная цитата от святого Павла.

Установив нерасторжимость брака, вытравив террором знание «ars amandi» (искусство любви), Церковь сделала всё, чтобы единственная разрешённая форма половой жизни приносила как можно меньше радости, больше страданий. Запрет на любые средства контроля над рождаемостью, столь хорошо известные язычникам, — убил сотни миллионов женщин. Превратив их жизнь в нескончаемый конвейер ежегодного деторождения. Радость супружеской жизни? В чём конкретно?

(Иллюстрация из открытых источников)

(Иллюстрация из открытых источников)

Концепция греха

краеугольная доктрина христианства, обязательный элемент христианской этики. Клубок клинической психиатрии, узаконивающий садизм. Верующие по сей день считают его благородным делом. Вопрос предупреждения венерических заболеваний возьмём. Даже античный мир знал: если принять заранее меры предосторожности, опасность заразиться — минимальна. Но христиане возражают против распространения этих предохранительных знаний. Считают за великое благо. Так грешники гарантировано понесут наказание. Очень морально.

Церковь делает всё, чтобы знания о взаимоотношении полов остались «происками Сатаны» и растлением бессмертной души. Этому категорически нельзя ребенка учить. Пример: каждый пацан интересуется… машинами. А мы ему розгой, оторванными ушами, страшными небылицами о адском костре вколачиваем в голову: такой интерес порочен.

Сажая в машину… завязываем глаза, запрещаем даже слово произносить такое. В своей речи придумывая кучу синонимов: «бибика», «самоходная коляска», «тележка-вездеход» и т.д.

Думаете, это погасит интерес мальца? Он перестанет интересоваться «машинками»? Наоборот, зуд познания будет разрывать с утроенной силой. Но отравится нездоровым чувством греха. Так куются неврастеники, лжецы, нервнобольные садисты и мазохисты. Вопрос сексуального воспитания — это вам не достижения автопрома. Базовый древнейший инстинкт!

Когда христианство выдернуло из многотысячелетней истории человечества равноценность женского и мужского начал, их свободу выбора… тут времена мрака и пришли. Нечего удивляться современному уродливому «откату» в виде «детского полового просвещения» Европ. Это нездоровая реакция на механизмы подавления за многие века невежества. Греховности знаний о взаимоотношении полов.

Ладно, оставим в стороне такие безобидные мелочи. Пора уж взять религию за отворот культовой униформы и прошипеть в лицо: ваши фундаментальные доктрины христианства — этическая извращённость. Начиная с первого постулата: мир сотворён Богом — благим и всемогущим.

Когда наимудрейший Творец провидел все несчастья и страдания, которые в нём будут заключены… но брать ответственность на Себя… не пожелал категорически. Прячась за шизофрению «человеческого греха».

«Нетленка» из отрытых источников

«Нетленка» из отрытых источников

Вы готовы произвести на свет ребёнка, заранее точно зная: он будет маньяком, одержимым мыслью об убийствах? Но отказываетесь брать ответственность за его страшные преступления — на себя… Кто вы после этого? Моральный урод. Мирское страдание служит очищению от грехов, является благом? Аргумент для рационализации коллективного садизма. Причём очень слабый. Вопрос о детских страданиях «за грехи родителей» вообще за скобками оставим, мерзость несусветная.

Чтобы верить и повторять подобные утверждения, человек должен убить в себе всякое милосердие и сострадание. Стать подобием своего любимого Бога. Потому что, убеждённость в правильности системы, где «всё происходит к лучшему, приводит к спасению», — полный отказ от личных этических идеалов. Убогие оправдания для узаконенности любых несчастий и страданий.

Возражения

против религии существуют в двух ипостасях: интеллектуальные и моральные. Первые сводятся к простому вопросу: какую религию считать истинной? Вторые: почему следует следовать бесчеловечным религиозным предписаниям из дремучих, очень жестоких времён? Почему стоит их держаться сегодня, когда общество проделало огромный путь наверх, сформулировав более высокое моральное сознание.

Для иудеев, христиан и мусульман главной фундаментальной проблемой является существование Бога. Когда-то Это Слово имело вполне определённый смысл. Последние полтора века непрерывных атак рационалистов … стерлось до нескольких невнятных демагогических утверждений. Когда в комментариях начинают гласами трубить: «я верую в Бога!» … поверьте, не понимаю, о чём Вы говорите. Честно.

(Иллюстрация из открытых источников)

(Иллюстрация из открытых источников)

У кого-то абстрактная светозарная Любовь к ближнему. У другого: Мир и Гармония всей земли. Третьи в Энергии какие-то погружены. Четвертые — в набор малопонятных словесных конструкций «святых старцев». Никто не скажет прямо: это такой бородатый триединый мужик на облаке, в окружении бесполых порхающих существ. Хотя этот образ был незыблем всего-то двести лет назад на уровне Доктрины.

Но современное образование или лекарства такой бред сейчас отсекают. А второй закон термодинамики безжалостен: эта Вселенная погибнет без всякого вмешательства свыше. Предпосылки появления новой — спорный момент, пока науке неизвестный. Христианству — тоже, поскольку его летоисчисление заканчивается Вторым Пришествием, третьему не бывать…

Душа? Как некая индивидуальная субстанция? Эта придумка… простите, пришла из очень древних стоических учений. Возникла в погибающих обществах, лишённых любых надежд на справедливость. Прижизненных. Политических. Когда естественные эволюционные побуждения человека делать добро соплеменникам — разбивались вдребезги об отсутствие реальной власти. Неспособность влиять на события в социуме. Вот и сворачивали высокоморальные стоики с этого естественного пути, начинали заниматься собой.

Через это, кстати, прошли и первые христиане. К представлению о личной святости. Когда качество возникает на фоне полной безнадеги, беспомощности в практическом отношении. Эволюционная и встроенная «социальная добродетель» Homo Sapiens была исключена из христианской этики благодаря идее индивидуального спасения отдельно взятой души.

Проверим? «Благочестивые христиане» укоризненно смотрят на проворовавшихся политиков, считая грех коррупции — не очень тяжким. Со всей яростью набрасываясь на персонального прелюбодея. Хотя первый принёс неизмеримо больше страданий и вреда обществу. Нет?

Средневековая концепция добродетели смешна, невыразительна и сентиментальна. Наивысшей обладает — ушедший в горние миры. Церковь никогда не причислила к лику святых человека, который провёл реформу в финансовой системе, медицине, уголовном или судебном праве. Такие очевидные вклады в благосостояние людей для религии — ничтожны. Найдите в церковном календаре персонаж, который стал святым, трудясь на благо всего общества.

Мудрость из открытых источников

Мудрость из открытых источников

Подчёркивая значение некой души, христианская этика стала жёстко индивидуальной. Ее адепты — эгоистичны, сосредоточенны на себе. Побуждения, которые естественным образом выводят человека за пределы его «Я» (побуждения пола, родительский инстинкт, патриотизм рода-племени) — стали третьестепенны или предметом политических манипуляций покровителей жрецов. Церковь всячески почитает мать Христа, но сам Иисус был крайне непочтительным сыном, изучайте Первоисточник.

«Что мне и тебе, жено?» — так мессия обычно разговаривал с матерью. Поясняя: пришёл рассорить своих последователей с семьёй. Сына с отцом, дочь с матерью, невестку со свекровью. А кто не способен полюбить его больше, чем отца-мать… недостоин Его. Это слом биологической семейной связи ради религии. Сомнительное по продуктивности учение. Именно этот аспект повинен в неимоверной нетерпимости христианства ко всему «внешнему».

Тоже идея новизной не блистает. Иудейская вера в праведность и исключительность Бога. Можно до бесконечности спорить, на кой ляд евреям этот конструкт вообще понадобился. Хотя… это была реакция на попытку ассимилировать «сынов Авраама» в состав имперского населения Египта и Ассирии. Вот и повылазили пророки с «личной праведностью», яростной нетерпимостью к любой другой религии, кроме национальной и собственной.

Обе идеи искорёжили историю Востока. Церкви любят рассказывать о преследованиях Римом первых христиан до времен императора Константина. На самом деле, никаких притеснений не было, не могло быть в принципе. Если случались всплески террора, это были малозначительные эпизоды по политическим мотивам.

Более страшные притеснения и лютые гонения обрушились (до конца XVII века продолжались) на «неправильных христиан». До распространения учения Иисуса такой религиозной нетерпимости античный мир не знал (единственное исключение — деструктивный иудаизм, бросивший вызов государственному устройству Рима)

(Иллюстрация из открытых источников)

(Иллюстрация из открытых источников)

У Геродота спокойно читаем описание обычаев чужих стран, проникнутое духом религиозной терпимости. Даже если историка ужасают некоторые обряды варваров, злобы к чужеземным богам и нравам — не просматривается. Не утверждается: Зевс придёт, порядок наведёт. Навалит молний на бошки «неверных».

Такую позицию впервые заняли именно христиане, творчески переработав иудейские чертежи нетерпимости. Но времена идут, современный почитатель Иисуса миролюбив и кроток почти. Его многовековую злобу к инаковерующим изрядно обтрепали поколения вольнодумцев с эпохи Ренессанса. Заставив устыдиться (даже покаяться) во многих страшных эпизодах истории собственной религии.

Поэтому, когда читаю в комментариях вёрсты текста от добропорядочных верующих: какой мягкой и рационалистической религией является в действительности их вера в Христа … хочется грубо спросить: вы кому обязаны такой точкой зрения? Кто подобным сладким песням научил? Через колено заставил мракобесов слезть с окровавленных амвонов, выползти из пропахших человеческим ужасом подвалов «церковных судов»?

Священники-конкистадоры или крестоносцы? Которые перед тотальным избиением индейцев и мусульман специально крестили младенцев, а потом вышибали им мозги… улыбаясь милосердно: души грешников спасены. Инквизиторы? Несколько тысяч других примеров привести?

Где сегодня верующие, утверждающие: нашему миру от силы 7 тысяч лет? Или что всё сотворено в 4004 году до нашей эры? Совсем недавно (по меркам истории) любое другое утверждение отправляло сомневающихся напрямую в костер. Даже аристократов XVIII века (!) лишали графского титула, предавали остракизму в высшем свете за такое.

Хорошо, что правоверным христианам в голову не придёт утверждать эту несусветную чушь сегодня. Дело движется. Но не благодаря прозрению мракобесов. А исключительно из-за неумолимого развития науки.

Сожжение Джордано Бруно (Иллюстрация из открытых источников)

Сожжение Джордано Бруно (Иллюстрация из открытых источников)

Выводы.

Тема не закрыта, само собой. Идею «свободы воли и праведности» разберём другой статьей. Пока хочется сказать: в любой вере, у её истоков… ничего плохого нет. Пока идею не тронули грязные, по локоть в крови, жадные лапы толкователей. Подменившие базовые нравственные ценности человека… религиями. Лишившие нас огромного пласта истории.

Счастье, что живём во времена густых сумерек существования христианства. Его устои и скрепы расшатывали долго и нудно. Философы, учёные-естествоиспытатели, инженеры «бесовских машин». Даже охранители мракобесия: профессора богословия, честные церковные деятели-мятежники. Типа Яна Гуса, Мартина Лютера, патриарха Никона.

Они опирались на мысли целой плеяды противников решений Седьмого и последующих Вселенских Соборов, когда был принят догмат о почитании святых икон (нарушивший саму суть монотеизма). Эти вольнодумцы знали о едких на язык философах, которые высмеивали и проклинали церковную элиту … словно разбойников. Разделивших имперское римское наследие между пятью наиболее влиятельными патриархами: Римским, Константинопольским, Александрийским, Антиохийским и Иерусалимским.

Это было началом конца. Нужно отдать должное, проект стал весьма масштабным, затянувшимся во времени. Но заканчивается… ничем. Несмотря на огромное количество потраченных ресурсов. Сколько войн было, сколько трупов, уничтоженных культур. Вегетарианцы Молох, Сатурн и Ваал… с их мелкосерийными человеческими жертвоприношениями — неразумные младенцы.

То ли дело Отцы Церкви, которые именем маленького и довольно миролюбивого человечка, прибитого к кресту… уничтожили тысячи других божеств с миллионами миллионов их последователей. Поэтому, всегда смотрю на христианство именно с этого ракурса, отмалчиваюсь на клерикализм и демагогию в комментариях.

Когда из безобидных проповедей бродяги, без определённых занятий, в глухой провинции Римской Империи — был выращен монстр. На вполне понятном кризисе европейского интеллекта, привнесения азиатских элементов в римский социум (мода на Восток) и откровенную скуку патрициев, ставших… невзначай интересоваться столь оригинальной доктриной «скорого воскрешения». Чем только не займёшься от сытого безделья, между развратом и излишествами.

(Иллюстрация из открытых источников)

(Иллюстрация из открытых источников)

Ничего не напоминает? Как обитатели «лона христианства», едва набравшись сытости и достатка в быту,… ударяются в разного рода японские, китайские или индийские религиозные секты. Либо фантазийные и тоталитарные, с явным криминальным оттенком. Вот и тогда христианские воззрения завладели умами высших римских слоев.

Эти обладающие полнотой власти люди стали кормить плебеев от имени Иисуса, под страхом смерти запретили все другие вероисповедания.
Сделали вещь, за которую их ненавидели римские интеллектуалы первого столетия после смерти Христа. Формально декларируя полное невмешательство в дела отдельной личности, сделали её объектом террора во всех сферах. Где эта несчастная личность могла самовыражаться. Либо с нами, либо сдохни…

Изучайте законы генезиса. Чтобы понять, как именно христианство могло поступательно распространяться. До тех пределов, пока не встретило взращённого ими же… другого монстра. В лице более честных последователей пророка Магомеда, которые наскоро сшили Тришкин кафтан из нескольких идей монотеизма, создав… нет, не религию. Свод правил праведной жизни, Кодекс противостояния плешивым демагогам.

Пока христиане погружали во мрак «тёмных веков» Европу, в 632 году мышеловка захлопнулась. Восток встал на дыбы, арабы постучали в ворота Константинополя копьём. Последним «призом Иисуса» стала безалаберная Русь. К 1000 году она капитулировала. На этом героическая страница единого христианства заканчивается. В 1054 году происходит Великий Раскол, итогом которого стала многовековая статагема — уничтожить друг друга.

Крестовые походы, аж семь штук (не считая детского), резня и разграбление «неправильного» Константинополя. Заваленные трупами Ближний Восток, Испания… Монголо-татары, «перезагрузка» Тимура, турки на Балканах. Полная тысяча лет беспрерывной кровавой вакханалии. Гордый термин «Средневековье» — синоним ужаса. Именно в эти времена… и рассвет самого христианства

(Иллюстрация из открытых источников)

(Иллюстрация из открытых источников)

Христос пришёл, чтобы всех спасти. Но его толкователи всё смешали. Античные образы культуры и глубочайшие мысли философов… потрясающие воображения скульптуры (практически все уничтоженные христианами за исключением пары дюжин) уступили место… уродцам тела и духа. Горбатым, вонючим, юродивым, душевнобольным импотентам и некрофилам.

С доктринами «нового образования»: не мыться, не бриться, не жениться, не работать. Жечь, казнить, подавлять, запугивать, не давать образования. Бедная античная наука, в большинстве своих представлений абсолютна истинная… была свергнута целым легионом лже-наук. На перечисление которых уже написаны… академические энциклопедии. Она очень долго вспоминала саму себя, потом долго вырывалась из тисков мракобесия.

А количество уничтоженных церковью интеллектуалов — значительно превысило число разного рода святых, блаженных, прочих кретинов и дегенератов. Ликвидированных при разных, чаще случайных обстоятельствах. Виноват в этом человечек, которому сегодня поют «Христос воскрес!» милые и уже безвредные последователи? Нет. Он был совсем про другое. Кто этого ещё не понял — неизлечимый слепец или сознательный провокатор.

Источник